?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

1 марта я присутствовал на парламентских выборах в Эстонии. Впрочем, на этот раз мой статус нельзя было назвать международным наблюдателем. Закон о выборах в этой стране вообще не предполагает какой-либо аккредитации, как для иностранных граждан и организаций, так и эстонских партий и СМИ. Прийти на избирательный участок, задать любой вопрос и получить ответ, присутствовать при подсчете имеет право абсолютно любой человек, независимо от гражданства и не предъявляя никаких документов! Такой порядок существует в Эстонии потому, что выборы всегда проходят спокойно и у комиссий нет оснований опасаться каких-либо провокаций. Кроме того, институт наблюдения на национальном уровне в Эстонии практически отсутствует, поэтому само прибытие на участок хоть одного наблюдателя – редкость, и работа с ним не вызывает много времени у комиссии.

Это далеко не единственная особенность выборов в Эстонии. Когда мы приехали в эту страну за три дня до выборов, то не обнаружили никакой агитации на улице в виде баннеров или плакатов. А причина проста – они просто запрещены законом. Т.е. агитировать можно только в печатных изданиях или в СМИ. Вообще, такой порядок мне кажется довольно странным, а наблюдателя из-за рубежа это лишает возможности ознакомиться с агитацией большинства участников выборов.
Но, пожалуй, главное и уникальное, что есть на выборах в Эстонии – это электронное голосование. На данный момент, нигде в мире больше нет возможности проголосовать в интернете. То, что такая практика работает уже несколько лет, вызывает гордость у многих эстонцев. За два дня до выборов мы посетили Академию Электронного Управления – неправительственную некоммерческую организацию, основанную для создания и передачи знаний об электронном управлении, электронной демократии и развитии гражданского общества. Пообщавшись с сотрудниками этой организации, среди которых вывший министр реформ Лийа Хянни, мы получили исчерпывающую информацию о процедуре электронного голосования и средствах защиты. Интересно, что свой выбор при этой процедуре можно менять сколько угодно, при каждом следующем голосовании предыдущее будет аннулироваться. Также можно прийти на избирательный участок и в день выборов, если передумал и решил поменять своего кандидата. В этом случае электронный голос будет просто отменен.



Избирательные комиссии в Эстонии формируются довольно простым образом. Председателя и членов комиссии в количестве не более восьми человек назначает собрание местного самоуправления. Половину членов участковой комиссии собрание назначает по предложению волостного или городского секретаря, а остальных - из числа лиц, представленных участвующими в выборах партиями.



На протяжении дня голосования мы посетили участки в четырех городах: Кейла, Лихула, Пярну и
на подсчет вернулись в Таллинн. Помещения для голосования были как правило в школах, домах культуры и подобных заведениях. Но в Эстонии также они могут располагаться и в торговых центрах, именно на таком мы были на открытии в Кейла. Поскольку в стране наблюдателей как таковых нет, то и условия для них особо не предназначены в плане стульев и столов. Однако этот вопрос всегда можно решить с председателем комиссии. Также нам нигде не отказывали в праве вести фото и видеосъёмку. В плане языка почти все из них русский понимали, но говорили с трудом. Естественно, кроме последнего участка в Таллинне в районе Ласнамяэ. Там был всего один член комиссии для которого эстонский родной. Остальные, включая председателя, между собой предпочитали говорить по-русски, даже при вполне официальных заявлениях.

На выборах в Эстонии кроме электронного и обычного голосования на участке есть также досрочное и на дому в день выборов, заявки для которого принимаются до 16 часов. Соответственно, на каждом участке есть три типа урн, различные по размеру. Само голосование длится в 9 до 20 часов.



В Эстонии используется пропорциональна система с разными списками в округах, но при этом они открытые. Избиратели голосуют не галочкой или печатью за свою партию или кандидата, а проставлением номера за того кандидата в списке, которому они больше всего симпатизируют. Нумерация при этом сквозная по всей стране, т.е. у каждого кандидата уникальный номер. Со списками избиратель может ознакомиться как на стенах в помещении, так и прямо в кабинке. По моим наблюдениям, такая довольно сложная система, как может показаться в России, эстонским избирателям проблем не создает и лишь в очень немногих случаях бывают какие-либо ошибки или недоразумения. Кроме того, после получения бюллетеня и голосования в кабинке перед тем, как опустить его в урну, нужно обязательно проставить второй штамп на бюллетене. Для этого почти все время у самой урны дежурит один член комиссии.



Вынос бюллетеня категорически запрещен, также в номере за кандидата нельзя вносить никакие изменения или пытаться его подправить, в этом случае его наверняка признают недействительным.



Но разумеется для нас, как иностранных наблюдателей, больше всего интересовала процедура подсчета голосов, совершенно особенная при открытых списках. Сначала происходит обычная процедура подсчета и гашения неиспользованных бюллетеней, а также работа со списками. И вот когда дело доходит до вскрытия урн, наступает самое интересное. До этого комиссия должна так расставить столы и стулья, чтобы на них можно было разложить конверты за всех кандидатов в округе. Поскольку их много десятков, то этот процесс не из легких.



Несколько раз комиссия меняла расположение, потому что места просто не хватало. Урны вскрываются по очереди, сначала для голосования на дому, потом для досрочного и в конце основная для стационарного голосования. Со стола члены комиссии в произвольном порядке и количестве берут бюллетени и идут их раскладывать на конверты согласно цифрам. Мы как наблюдатели могли в это время находиться где угодно.



Для безусловного фаворита в этом районе Эдгара Сависаара выделили отдельный стол, заранее все знали, что он получит большинство голосов. Уже в конце мы долго стояли над ним и думаю, что могли бы спокойно взять и сами подсчитать бюллетени, нас бы особо и не останавливали. Сам же подсчет за каждого кандидата, с моей точки зрения, не идеален, в законе этот процесс фактически не описан.



На практике члены комиссии параллельно все считают и записывают. Потом это вводится в систему, которая проверяет контрольные соотношения. Если все хорошо, то результаты выборов сразу отправляют в общую базу и этот участок уже идет в зачет итогу на сайте Национальной комиссии. Были и спорные моменты. Так в некоторых бюллетенях были лишние слова или знаки, но почти все комиссия признала действительными, если было точно понятно, за кого отдан голос.



Анализируя все увиденное, можно очень серьезно подумать, нужна ли России такая избирательная система и электронное голосование. Мне почти все очень понравилось. Но на мой взгляд, мы к такому абсолютно не готовы. Ни о каком доверии к электронному голосованию в российских реалиях быть не может, здесь не надо строить иллюзий. Что касается открытых списков – это правильная и абсолютно демократическая система. Однако в России у многих избирателей до сих пор вызывает трудность поставить одну галочку. Что же будет, если им повесить какой-то список и предложить найти там своего кандидата, а потом вписать его номер в бюллетень? Боюсь, это не вопрос нынешнего поколения. Кроме того, нужно доверие к работе членов комиссий, потому что проследить за всеми их действиями практически невозможно, а делать все это поэтапно было бы очень долго.

Метки:

Комментарии

( 2 комментария — Оставить комментарий )
alacsony
20 мар, 2015 06:25 (UTC)
То есть, получается, у них нет уровня ТИК, раз данные сразу с УИКа в базу вбивают?

Edited at 2015-03-20 06:27 (UTC)
alekcnova
21 мар, 2015 06:39 (UTC)
Согласен с вашим выводом, мы к такому абсолютно не готовы. Единственное что можно сделать, так это дать возможность избирателям ставить галочку не просто за партию, а за человека из списка, всё равно в бюллетенях указывают первые три фамилии из списка. Даже если человек не разберётся, то уж в любом случае его голос за партию не пропадёт. А вот что можно ввести, так это распределение мандатов как в Германии, снижение барьера до 3 или даже 2%, а также введение второго тура в одномандатных округах
( 2 комментария — Оставить комментарий )